justmyself (justnat) wrote,
justmyself
justnat

Про куклу

Воспоминательное детское память подкинула.

Значит, про куклу. Кукла появилась у меня то ли в подготовительной группе детского сада, то ли уже в первом классе. Куклу привезла мне в подарок мамина то ли подруга, то ли сотрудница, побывавшая в загадочных заграницах. То ли сама мама привезла из поездки в Болгарию? Помнится, что подруга. Или сотрудница. Ну да ладно. В общем, год 1975-й. Или 1976-й. А у меня - кукла.
Сделана она была, как я задним числом понимаю, по образу и подобию Барби. Только раза в полтора-два поменьше размером. Из мягкой резины, в белых туфельках, в оранжевом мини-платьице с блесками. Ну и с формами, разумеется. Бабушка, насколько помню, формы не слишком одобрила. Мама с бабушкой не согласилась.
Тут еще к воспоминаниям примешивается чудесная воспитательница из подготовительной группы Людмила Павловна, которой я принесла показать это чудо (и да, это мог быть первый класс, или даже второй, я долго к Людмиле Павловне в садик в гости бегала; про нее, может быть, когда-нибудь отдельно расскажу). Людмилу Павловну кукольные формы не ужаснули ничуть, она совершенно ровно и спокойно объяснила, что это, наверное, не взрослая тетенька, а девочка-подросток - вот как ее дочка, например.
Шила для куклы поначалу мама. Я почему-то отчетливо помню тот принцессочный кружевной гардероб. А потом и я потихоньку приспособилась, несмотря на свои от роду кривые ручки.
...В конце мая 1979-го года, меньше чем через два месяца после маминого ухода, мне предложили великолепное приключение: поездку на лето в Киев. В гости к маминой однокласснице и подруге тете Свете. Опять же задним числом я понимаю, что бабушке с дедушкой очень надо было меня удалить из Москвы. И задним числом категорически не понимаю, как им в апреле и в мае того года удавалось сохранять при мне стоическое спокойствие. Тётя Света приехала за мной в Москву. Меня ожидали две недели Киева и два месяца первого в жизни пионерского лагеря.
Куклу я забрала с собой. Бабушка усомнилась в том, что это разумно - брать с собой такую ценную вещь, предмет моей гордости, да и - честно говоря - зависти окружающих. Но куклу я взяла с собой. Вместе со сшитым мамой гардеробом и моими тряпочками.
Киев был прекрасен, тётя Света - замечательная, и лагерь мне понравился. В лагере я была экзотическим персонажем - "девочкой из Москвы, у которой (шепотом) нет мамы". Всё там было: и мое десятилетие, и дружбы, и недружбы, и в целом было здорово.
И кукла моя тоже была персонажем экзотическим. И в конце первой смены оказалось, что бабушка права. Пропала моя кукла.Расстроилась я сильно, но, насколько помню, молчала, мысль "ну что же, сама виновата" сидела в голове прочно.
После пересменки я вернулась в лагерь. Из детей кое-кто сменился, кое-кто остался, моя лучшая первосменная подруга почему-то превратилась в мою главную врагиню, появились другие подруги, жизнь шла своим чередом.
В середине смены ко мне подошла совершенно незнакомая девочка из другого отряда.
- Твоя? - спросила она, протягивая мне мою куклу.
- Моя... - ошалела я.
- Мы ее нашли, нам сказали, что это кукла девочки из Москвы...
В Москву из Киева мы с куклой возвращались вдвоем. В купе проводницы. Ага, пасторальные были времена. Бабушка, услышав мою первую реплику на перроне, рассмеялась - я за два месяца ухитрилась заговорить с симпатичным украинским акцентом.
А кукла - что кукла? Я с ней играла еще несколько лет. Шила для нее, когда мне хотелось чем-нибудь занять руки. Потом с прочими игрушками прихватила ее с собой в иммиграцию. Девица моя с ней играла некоторое время (думаю, она этой радости уже не упомнит, потому что вид у куклы был к тому времени совсем уж нетоварный). И где-то - по-моему, в нашем кибуце номер три, когда девице было лет пять - кукла наконец окончательно и бесповоротно потерялась.
Не знаю, почему я о ней сегодня вспомнила, по какой цепочке пришла. Я ведь совершенно случайно знала, как называлась эта кукольная серия. Потому что мама - да, опять мама - никогда не упускала случая поучить меня английскому на ходу, переводчица она у меня была. А память в детстве у меня была цепкая. И запомнились мне те "длинные локоны", переведенные мамой, которые были написаны на нарядной коробке почему-то в одно слово.
А дальше я пошла в интернет. И - опа. Вуаля. Это не просто из серии, это точно-точно-точно такая. В том самом оранжевом платье с блестками и белых туфельках.
Сохраню картинку на память.



Tags: давнее, очумелые ручки, песня акына
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments